Блоги kre4 Приговаривается к жизни. Часть 1
«Если ты жрёшь, пьёшь, бегаешь за самками и при этом думаешь, что живёшь, то мне жаль тебя. Ибо так не думают даже те, кто думать не может от рождения – животные.»
Из последней перед трагической гибелью проповеди Преподобного Хааса – основателя запрещённой «Церкви подлинного разума»
Нер Вельвейдер был космическим пиратом. Конечно, пиратами не рождаются. Когда-то, в незапамятные времена, обычный представитель расы Нер Вельвейдер работал обычным школьным учителем на крошечной планетке, названной её обитателями Лейтрой. Лейтране много лет жили, никого не трогая: любили, ненавидели, рожали и воспитывали детей... воевали – а как же без этого?! Продвигали и технический прогресс: вначале выползли на околопланетную орбиту, затем, облетев свою звёздную систему, принялись осматривать соседние звёзды. Не получилось у них всю жизнь прожить незамеченным! И вот их, наконец, заметили: на Лейтре появились гости.
Приход на Лейтру представителей Лиги Разума означал вторжение на маленькую, затерянную планету так называемых «общегуманных ценностей». Эйфория оттого, что во Вселенной лейтране не одиноки, быстро сменилась непониманием позиции пришельцев, а затем неприятием, вылившемся в откровенную ксенофобию.
Лига Разума создавалась тремя цивилизациями, которые с момента обнаружения друг друга, воевали в самых различных комбинациях. Однако войнам не суждено решить чьи-то внутренние проблемы или устранить внешние противоречия. Сия нехитрая истина в конце концов осенила умы правителей соседствующих цивилизаций, и, скрипя зубами от ненависти, командоры трёх союзов на маленьком нейтральном (а кому он нужен?) астероиде подписали Договор, который и стал началом создания многопланетной унии, ставшей впоследствии Лигой Разума. Позднее к Лиге стали присоединяться – иногда добровольно, а чаще насильно – всё новые и новые миры. И вот наступил черёд Лейтры. Улыбки, которые источали посланцы Лиги, на время усыпили бдительность лейтран. Тем более, что послы прибыли не с пустыми руками.
На планете с недавних пор появилась новая болезнь. Она не убивала, нет... она только уродовала лицо и калечила мозг. Медленно распространяясь по Лейтре, эпидемия захватывала всё новые города и деревни. Лекарство непременно отыскалось бы, но не скоро! А здесь, с медовой улыбкой на устах, в коробочке с яркой подарочной упаковкой, тебе преподносят решение проблемы, и кажется, что ничего не просят взамен. Ну, подумаешь: подписать хартию! Её и подписали. Даже не читая. А когда прочли, было уже поздно! Лейтра теряла независимость, жители её обязаны были почитать главенствующее положение трёх рас – создателей унии. Но с этим можно смириться. Ведь, по большому счёту, это заботит только политиков. Велика проблема: ты должен стоять, а один из представителей господствующих рас – сематрец, касон или рагосец – вправе сидеть во время беседы! Делов-то! Побеседовал, постоял – лети себе домой, отлёживаться на мягких диванах в обществе домочадцев. Верховный правитель Лейтры был согласен терпеть и не такие унижения – для того только, чтобы его подданные могли бы и дальше жить, как привыкли. Но именно привычного образа жизни лейтран и пытались лишить. Отдельный пункт соглашения вменял в обязанность боевому флоту лейтран, по получении соответствующего приказа, немедленно вступить в Объединённую Армаду и приступить к «доводам убеждения» несогласных (буде таковые появятся) в необходимости примкнуть к Лиге. Однако свободолюбие издавна было главной чертой характера любого лейтранца, от детей до немощных старцев, и народ Лейтры единым фронтом выступил против хартии.
Улыбки унианцев сразу же утратили медоточивость и приобрели остроту стали. Вначале последовали предупреждения, затем грозные ультиматумы. Лейтранцы всё игнорировали, готовясь к великой битве. Тем временем Объединённая Армада Лиги уже стояла у границ звёздной системы Лейтры...
Война была недолгой. Что может противопоставить одна планета объединённому Флоту пятидесяти миров? Но битва была жестокой: умирая, один лейтранин забирал с собой в небытие до десятка захватчиков! На битву с Лигой поднялись все, от мала до велика. Экипажи крейсеров Объединённого Флота, совершавшие вынужденную посадку на Лейтру, завидовали мёртвым, ибо не было им пощады! Их насиловали, жгли заживо, топили в ямах с навозом. Корабли Лейтры были меньше, маневренней, а по боевому оснащению практически не уступали огромным фрегатам Лиги. Лейтране бились, зная, что это – их последняя схватка, и предпочитали умереть, а не сдаться на милость победителя. Но силы были неравными: Лейтра пала. Нер и ещё несколько таких же, как он, мушкетёров удачи, влюблённых в свободу, поклялись до тех пор, пока живы, воевать с Флотом и отдельными кораблями Союза.
Некогда цветущая планета с пятимиллиардным населением превратилась в пустынное небесное тело, пропахшее дымом и смертью. В живых осталось около пяти тысяч. Вокруг планеты, вместо разнесённых конфликтом вдребезги метеоспутников, кружили остовы погибших кораблей. Разумеется, лейтранам помогут! Такова тактика Лиги: вначале разрушать, а затем помогать восстановлению утраченного. И цивилизацию вам восстановят, и города построят – всё будет, как раньше. Всё, да не всё. Победители вытравят из жителей Лейтры само понятие Свободы. Это будет раса рабов – а значит, это будут уже не лейтране.
Более двадцати лет прошло с момента поражения Лейтры в войне за независимость, но Нер словно воочию видел всё так, словно это было вчера. Цели Сопротивления постепенно нивелировались – биться-то стало не за что, и вот однажды, на временно нейтральной планете, он встретился с неким гуманоидом. Тот принадлежал к расе «касон», одной из главенствующих в Лиге. Касс Басолон, а именно так его звали, мог бы при желании иметь всё! На три господствующих расы работали все миры, когда-либо присоединённые к Лиге. Он мог бы быть тем, кем захотел: наместником на любой планете, финансистом, военачальником... да мало ли! Но дух авантюризма и нежелание просто так получать еду привели его к нехитрой идее о том, что добывание хлеба насущного могло бы стать неплохим развлечением. Именно он предложил изменить подоплёку борьбы Вельвейдера. Нер припомнил, как Касс говорил тогда: «Ты не в силах ничего изменить. Ты не повернёшь время вспять. Ты не вернёшь жену и сына, ибо нет возврата из небытия. Тогда ради чего твоя жизнь, твоя борьба? Один твой корабль не в состоянии уничтожить целый Флот Лиги. Зачем тогда к этому стремиться? Живи, и пусть живут те, кто с тобой. Живи для себя, для них. Пусть жизни твоей – всего ничего, но проживи этот кусочек времени так, чтобы он стал незабываемым!».
Так Нер стал пиратом. Корабль, имевший явные признаки лейтранского боевого фрегата, был заменён на иное средство передвижения. Теперь Нер и его соратники шлялись в космическом пространстве на совершенно другой посудине – отличной от любых, когда-либо внесённых в кадастры Объединённого Флота Лиги. Новый корабль был гораздо больше, лучше, современнее своих аналогов. Со временем в его команде поднабралось столько всякого сброда, что для того, чтобы управлять им, Неру понадобилось назначить нескольких лейтенантов. Жёсткая дисциплина и беспрекословное подчинение – на этих двух китах держалось его новоявленное Братство. Но нет-нет, да и наваливались на Нера воспоминания. Тогда замыкался он в своей каюте, то рычал и ломал мебель, то грустил и лил слёзы, сожалея о прошлом. Он вспоминал, как всё было. Он был почти уверен в том, что вирус заболевания был занесён на его планету намеренно, дабы загнать сопланетников в стадо, именуемое Лигой. Но не было возврата к прошлому. Следовало привыкать к новой жизни. Через какое-то время Нер вновь появлялся на командном посту и, влекомый ненавистью, вёл за собой свою пиратскую дружину.
Так случилось и сегодня. Их корабль плыл по заранее высчитанному курсу, в который при прокладке умышленно был внесён элемент случайности. Нер не верил в высшие силы, но иногда ему казалось, что кто-то могущественный благоволит ему и посылает богатую добычу. Никогда они не мотались без толку более недели, а нынешнее везение было самым ощутимым за все предыдущее время.
– Корабль, командир! – раздался голос наблюдателя.
– Подробности? – запросил Нер свой наблюдательный пост.
– Без корректировки курса мы разминёмся с ним через четыре часа на расстоянии сорока минут лёта, слева и снизу от нашей траектории.
– Кто это и что нам следует предпринять? - последовала новая вводная командира корабля. Возникла небольшая пауза, во время которой пилот Сейт рассчитывал вероятности.
Вот решение:
– Командир, это вельды! Стандартный корабль для дальних перелётов, вооружение штатное, на борту до семидесяти человек экипажа. Силы самообороны в стандартных условиях составляют двадцать солдат и три офицера. Мы можем их взять!
Нер призадумался. Корабль вельдов – это хитрая игрушка! Она начинена электроникой под завязку. Если не знать истину, можно решить, что сама посудина мыслит. По счастью, Нер и его бойцы были в своё время просвещены одним из членов экипажа, расторопным и умным вельдом. Именно он сидел сейчас справа от Нера и без малейших эмоций рассчитывал схему захвата корабля своих соплеменников. «Все они очерствели за эти годы!» – пронеслось в голове капитана пиратского судна. Мысль промелькнула и исчезла, но возникшая настороженность не уходила.
Вельд наконец оторвал голову от листа на планшете:
– Командир, есть только одна возможность захватить эту скорлупку!
– Говори.
– Ложимся в дрейф, предварительно изменив курс так, чтобы оказаться у него перед носом. Отключаем всю аппаратуру, охлаждаем силовые установки до забортной температуры и ждём. Их любопытство не позволит им уйти, не сунув носа в нашу мышеловку...
Капитан с готовностью согласился: хитро задумано. Может, и сработает.
– Экипаж, слушай мою команду! – рявкнул по интеркому Нер после полуминутного размышления. – Мы можем слегка позабавиться! Прямо к нам в руки плывёт отменная добыча: свеженький кораблик вельдов! Я не знаю, что там у них на борту, но даже за саму скорлупку мы получим столько, что сможем много лет греть пузо на какой-нибудь тёплой планетке в обществе юных красоток! Чешуйчатых, хвостатых, гладкошёрстых... в общем, кому какие по нутру! Приготовиться: полная тишина! Отключить все потребители, кроме дежурных датчиков! После подготовленного манёвра всей команде лечь в дрейф и ждать. Они сами откроют дверь, чтобы посмотреть, кто мы такие и что тут делаем. Мы должны превратиться в дохлятину, и чтобы убедить в этом вельдов, всё должно выглядеть достоверно. Кто не сможет сыграть, пусть лучше сдохнет по-настоящему! Абордажной команде занять позицию у стыковочного люка. Действовать по обстановке. Боезапас парализующий. И помните наш закон: «Мы не убиваем!»
Отработали маршевые установки и отключились. Зашипела и затихла система охлаждения. Отключился свет, продолжали светиться только экраны бортовых компьютеров, и то вполнакала. Корабль умер. Нер был готов спорить, что его команда даже дышит через раз, чтобы не спугнуть удачу. Все молчат, но какой вопль раздастся в момент захвата!
Нер и Сейт молча, сосредоточенно смотрели на светящуюся точку, в которую превратился корабль вельдов на их мониторах. В правом верхнем углу компьютер считал время, оставшееся до контакта. Два часа тридцать семь минут…
Один час пятьдесят девять минут… Нер чувствовал, как пот тонкой струйкой стекает у него по щеке. Сказывается напряжение. Чтобы не шуметь, он игнорирует даже капли влаги на лице. Ну, какой от этого может быть шум? И всё же... Они сейчас похожи на кошку, которая затаилась и выжидает свою добычу. Даже хвост не дрогнет у хищницы.
Сорок четыре минуты… Их корабль давно замечен. На борту вельдинского корабля, видимо, идёт огромная мыслительная работа. Вельды очень любопытны и очень ленивы. Боевое охранение на борту – скорее всего, наёмники. Не будет сам вельд с оружием в руках защищать свой скарб. А наёмники очень ценят свою жизнь и не очень ценят жизнь вельдов. По крайней мере, думается Неру, не будут они ценой собственной жизни оборонять то, что им не принадлежит! Очень уж хочется в это верить. Они же не знают, что встретили корабль Нера Вельвейдера, который не убивает. Остальные пираты Территорий кровожадны до такой степени, до какой могут быть кровожадны только пираты.
Тридцать одна минута... Есть! Они всё-таки решились! Две точки, означающие два корабля – пиратский и вельдов, стали сближаться.
Двенадцать минут… Аппаратура слежения сигнализирует о сканировании корабля. Сканирование проходит на стольких уровнях, что Неру, как неспециалисту, не хочется даже считать количество сканирующих излучений.
«А ведь мой вельд не глупее ваших оказался», – злорадно думает Нер. Сканеры корабля-дичи сейчас получают не отражённые сигналы, а модифицированные. И эти сигналы говорят о том, что корабль полностью необитаем, и необитаем недавно. Как раз в точку для любопытного вельда, чтобы разохотить его влезть и посмотреть!
Двенадцать секунд... девять… четыре… Точки на экране слились в одну. Фрегат слегка качнуло: вельды захватили корабль-призрак стыковочным узлом. У всех посудин Флота имеется система аварийного открывания отсеков в любых типах пристыкованных к ним кораблей. Индикаторная лампа на пульте управления сообщила о том, что отсек вскрыт.
«Только бы они не пустили вперёд робота!» – взмолился Нер.
Кому адресовалась молитва, Нер вряд ли смог бы ответить.
Камеры слежения передавали на командный пункт информацию о происходящем. Вот на корабль Нера взошли семеро посетителей. Обычный боевой вариант – сержант и две тройки разведчиков. Скафандры не позволяли распознать, представители какой расы охраняют вельдов. Сержант остался возле люка, в который они вошли, а шестеро бойцов, разделившись на две группы, направились влево и вправо по коридорам. Но, судя по тактике действий, юманцы?
«Грамотно действуют, – отметил Нер, – только их это не спасёт». Камера видеонаблюдения в стыковочном отсеке дала ясно понять, что на других гостей можно пока не рассчитывать. Вельвейдер дал условный сигнал. На мониторе разом сверкнуло семь вспышек, и семь тел замерли в разных позах.
– Вперёд, братья! Нас там не ждут, но тем радушнее мы потребуем приём! Напоминаю ещё раз: «Мы не убиваем!» – крикнул в интерком Нер и добавил, уже только для Сейта:
– Останешься здесь! Следи за всем происходящим. Или ты хочешь посмотреть в глаза соплеменникам?
Сейт невесело усмехнулся. Очень умным был этот вельд. Равных ему по интеллекту было немного даже на родной планете. Вся беда заключалась в том, что не хотел Сейт работать взаперти в каком-нибудь секретном институте! Он хотел громкой славы, ему хотелось видеть, как его изобретения служат другим вельдам, он мечтал об огромной популярности среди юных вельдянок, поскольку и сам был юн.
«Не хочешь работать, где положено – будешь работать в каменоломне», – заявил ему судья и отправил вельда, который здорово управлялся с головой, трудиться руками. А заставить вельда работать руками – это обречь его на медленную и мучительную смерть! Не могут они этого, не приспособлены.
У начальника Сейтовой каменоломни и выиграл Нер в кости добрую половину своего будущего экипажа, а полудохлого вельда получил в качестве бонуса, когда раскрыл сопернику парочку нечистых приёмов. И ни разу Нер не пожалел об этом. Обречённые на долгую и мучительную смерть разумные существа готовы были отдать жизнь за своего спасителя!.. Мало что так, как преданность, ценилось в кругу пиратов. Впрочем, где она не ценилась, эта редкая птица?
А умный Сейт, придя в себя, сделал столько полезных вещей, не раз спасавших жизнь экипажу, что недооценить его вклад было попросту невозможно.
Нер стремительно зашагал к стыковочному люку. Вот впереди его, будто из ниоткуда, возникла группа из четырёх пиратов... и трое появились сзади. Всё шло по заранее намеченному сценарию. Зажёгся свет, больно ударив по глазам. Это означало, что захват корабля-жертвы проведён успешно. Стыковочный люк пройден, и вот он вновь у вельдов в гостях.
«А ведь меня сюда не приглашали! Видно, суждено мне по жизни ходить в гости незваным», – подумал Нер.
– Где экипаж вельдов? – спросил он у одного из своих лейтенантов.
– Все: пассажиры и охрана, не оказавшая сопротивления, заперты в кают-компании. Командир, у нас потери, один погибший!
– Жаль его, – слегка покривил душой Нер. Пираты постоянно были готовы к тому, что любой абордаж может оказаться последним. – Перенесите его на корабль. После ухода мы воздадим почести погибшему.
Вот и кают-компания. Здесь его встретили сбившиеся в кучу вельды. Жаль, что они разумны, а то лучшей зверушки для развлечения и не найти. Маленькие, уморительные, с огромными умными глазами, в которых сейчас плескался страх, смешанный (чёрт их побери, этих вельдов!) с любопытством. Охранники стояли чуть в стороне и делали вид, что происходящее никоим образом не касается их службы. Нер оказался прав: это были юманцы, наёмники. Юманцы не отличались особым интеллектом, но были туповаты и исполнительны, при этом брали за труды куда меньше прочих. Штрекбрейхеры. За что и бывали биты другими расами-охранниками.
– Кто здесь главный? – спросил Нер.
– Я, – ответил пожилой вельд. – Командир, я согласен выкупить жизни находящихся на этом корабле.
– Любопытно... и какой же ценой?
– Я дам вам коды управления кораблём, электронный ключ от сейфа и расскажу, что представляет собой наш груз.
– А самому мне не догадаться, что вы везёте?! Полагаете, я не в состоянии также вскрыть ваш сейф, или разобраться с управлением кораблём?
– Боюсь, что нет. Содержимое сейфа при наборе неверного кода доступа самоуничтожается. Достаточно ошибиться в одном символе... а там, внутри – пятнадцать миллиардов кредитов Лиги. Согласитесь, жаль потерять такую сумму! А с кораблём будет год разбираться даже такой умник, как ваш Сейт! Вы удивлены? Мы тоже. Мы думали, что он давно сгинул где-то в копях. Да! Чуть не забыл: груз тоже выглядит грудой неопределяемого металла...
– Заманчиво. Я подумаю. Но сначала – ритуал! – Нер осмотрел присутствующих. За время, что он потратил на беседу с вельдом, в кают-компании появились новые персонажи: его подчинённые привели в чувство временно парализованных охранников. – Итак, ритуал: я обращаюсь ко всем присутствующим! Может, кто-то из вас чересчур устал от обыденности своего существования, хочет привнести в свою жизнь романтику и приключения? Может, кто-то из юманцев согласился бы получать за свой труд гораздо больше, чем зарабатывал до сего дня? Если вы скажете «да», самое время перейти на другую сторону закона!
Нер помолчал, внимательно наблюдая за впечатлением, произведённым его словами.
– Командир, – окликнул Нера один из юманцев. – Это я убил вашего бойца и согласен заменить его, насколько смогу.
Перебежчик выбрался из кучки разоружённых охранников. Через некоторое время к нему присоединились остальные юманцы, включая их командиров.
«На такое пополнение я даже не рассчитывал. Что же теперь с вами делать? Ладно, разберёмся», – подумал Нер.
– Вельды не хотят отправиться со мной? Нет? Хорошо. Ваше право. Что касается вашего предложения, то я согласен!
Старый вельд кивнул головой, будто был заранее уверен в том, что всё так и произойдёт:
– Я прошу дать клятву, что вы отпустите нас! Клятва пирата – не очень надёжное обеспечение, но всё же... Нам будет легче умирать, зная, что нас погубило вероломство не имеющего понятия о чести разумного существа.
– Вы так говорите, будто это вы решаете сейчас мою судьбу, а не наоборот. Но извольте. Если вам будет легче, вот вам моя клятва! Я, свободнорождённый Нер Вельвейдер, клянусь, что отпущу на свободу всех присутствующих здесь вельдов по получении ранее озвученного выкупа! Клянусь также, что спасательная шлюпка, на которой вы улетите, будет полностью готова к длительному перелёту. Это касается топлива и питания. Я даже разрешаю каждому из вас взять с собой на борт маломерного космо-бота один из предметов на выбор, исключая оружие.
Сказанное Нером вызвало некоторое оживление в рядах пленных вельдов.
«Нер… Нер Вельвейдер… Благородный пират», – прошелестело над их головами. Страх, доселе гнездившийся в огромных глазах существ, исчез, уступив место восхищению. Вельды повеселели. Во вселенной знали девиз пирата-Нера: «Мы не убиваем!»
– Клятвы Нера Вельвейдера нам более чем достаточно, – удовлетворенно и с некоторым облегчением заявил вельд. Он снял с шеи электронный ключ и протянул его Неру.
– А всё-таки, что вы везёте?
– В наших трюмах семьсот тонн меттрастина.
Меттрастин – особый сплав, который используется при изготовлении космических кораблей и вооружения. Он переходит в жидкое состояние только в плазменных доменных печах. Чрезвычайно лёгкий. Способен длительное время противостоять лазерному излучению.
«Вот это удача! Пожалуй, я недооценил этот кораблик! – подумал Нер. – Даже с учётом того, что продавать добычу придётся по демпинговым ценам, да ещё и делить на весь внезапно разросшийся экипаж, сегодняшнего улова хватит на то, чтобы навсегда завязать с ремеслом пирата. Вот только захочется ли экипажу завязывать? А как же романтика? Опять же, веселее ходить по острию ножа, но и опаснее. Ладно, потом разберёмся».
– Ещё одно, господин Вельвейдер.
– Что?
– Здесь, в этой каюте, мы не все. Не хватает ещё одного члена экипажа. Вернее, одной. Это девушка. Я бы хотел, чтобы она оказалась с нами.
– Командир! – каким-то сдавленным голосом позвал его Сейт по внутренней связи. – Она здесь. Третья каюта по правой стороне коридора...
Нер сорвался с места. Следом за ним устремились ещё трое пиратов. Над головами вельдов пронёсся недоумённый шум. Один из пиратской команды приподнял ствол дезинтегратора и выразительно посмотрел на них. Шум стих.
Вельвейдер влетел в указанную Сейтом каюту и остолбенел: увиденное плохо укладывалось в его голове!.. Один из его пиратов насиловал девушку-вельдянку. Самое противоестественное заключалось в том, что пират был стратэем!.. Стратэи живут в настолько агрессивной среде, что никто никак не может понять, как там вообще могла зародиться жизнь.
Атмосфера Стратэи состояла из метана, кислорода и азота. Взрывы, пожары, кислотные дожди были на этой планете в порядке вещей, и существа, живущие на ней, были адаптированы к суровым условиям. Они могли привыкнуть жить в лучших условиях, дышать кислородом и есть нормальную пищу. Но привыкание сопровождалось длительной болезнью. В результате эволюции всё их тело покрывала кислотоупорная, огнестойкая чешуя. Она полностью герметизировала организм стратея.
Зачатие их потомства было зрелищем не для слабонервных. Детородный орган мужской особи – длиной около тридцати сантиметров – покрыт особо прочной чешуёй и крюками. Цель такого устройства вполне очевидна: орган должен суметь разломать вход внутрь женщины-стратэи. И сейчас этот, скорее инструмент для пыток, чем орган для получения удовольствия рвал нежное тело вельдянки! Кровь, текущая из страшной раны, образовала уже целую лужу. Вельдянка, обезумев от невыносимой боли, кричала так, как не может кричать, наверное, никто. Стратей не останавливался, он не замечал вокруг себя ничего. На его страшном чешуйчатом лице застыло выражение мстительного удовольствия. Вот он задрожал, засвистел и впрыснул в растерзанное тело семенную жидкость. Казалось, что страшнее мучений, испытываемых вельдянкой, быть уже не может. Но это только казалось! Семенная жидкость стратэя растворена в агрессивной органической кислоте. Она должна выжечь естество матери для создания пространства, в котором будет развиваться плод. Дети стратеев привыкают к кислоте задолго до своего рождения. Видимо, поэтому они рождаются, покрытыми твёрдой чешуёй. Женщина-стратэй за всю свою жизнь могла родить только двоих детей, поэтому количество особей на планете всегда было одним и тем же.
Боль от кислоты, выжигающей вельдянку изнутри, спазмом перехватила ей горло. Огромные глаза смотрели на мир в безумии, ничего не видя перед собой. Рот был раскрыт в немом крике. Низ живота её уже растворился в кислоте и представлял собой студень. Кислота растеклась по столу, на котором лежала девушка. Пластик, не рассчитанный на подобные испытания, и тот уже пошёл пузырями, а она всё никак не могла умереть и бесконечно пила мучения, отведённые на её долю судьбой. Но вот семенная жидкость затекла под её голову и добралась изнутри до сердца. Вельдянка последний раз всхлипнула и затихла. Тело её продолжало растворяться. Вскоре от него ничего не осталось, кроме мерзко воняющей, дымящейся, грязной лужи. Стратэй стоял, безучастно опустив голову.
Некоторое время прошло, пока Нер и все присутствующие смогли говорить.
– Лейтенант Харрас, это, по-моему, ваш подчинённый? И это вы рекомендовали его мне?
– Так точно, сэр! Я не знаю, что произошло. Обычно все стратэи уравновешены... Видимо, она что-то сказала, что вывело его из себя.
– Видимо! Что я теперь скажу пленным?! Я же поклялся!
– Командир, когда вы клялись, никто ещё не знал, что одной вельдянки уже нет в живых. Вернее, она была ещё жива, но была уже обречена.
– Всё-таки, что я скажу вельдам? Хорошо. Грузите их на шлюпку. А на этого надеть скафандр и вышвырнуть в космос. Он, наверное, будет возражать, так что отрядите на это дело побольше людей!
– Он теперь в течение двух часов вообще ничего соображать не будет.
– Вот и отлично! Включите с ним связь. Может быть, он нам захочет что-то сказать на прощанье. Выполняйте!..
Спустя несколько минут Неру было доложено, что провинившийся стратэй изгнан, а пленники находятся в шлюпке. Включилась связь с вельдами:
– Командир, что с моей соотечественницей?
– Сожалею, но она погибла. Она оскорбила моего солдата, и он убил её.
Возникла пауза: вельды переваривали услышанное.
– Итак, вы, Вельвейдер, всё-таки нарушили клятву?
– Никоим образом! Когда я произносил её, вельдянка была уже мертва. В противном случае она была бы с вами. Не так ли?
– Может быть. Я не знаю. Она не мучилась перед смертью?
– Не я её убивал. А убийца уже изгнан с корабля. Так что спросить некого.
– Изгнан?! Вы вышвырнули живое существо в безвоздушное пространство?!
– Он нарушил наше главное правило. Что бы им не руководило, он преступник. Не кажется ли вам, уважаемый вельд, что вы задаёте слишком много вопросов? Я ведь могу выполнить обещание так, что вам не поздоровится! Если я отпущу вас на орбите планеты работорговцев или где-нибудь, где вообще нет атмосферы, нарушу ли я клятву?
– Извините. Просто я впервые так близко столкнулся с настоящим пиратом. Все ваши обычаи мне в диковинку. Потому я так любопытен. Ещё раз простите. Могу я получить тело девушки, чтобы совершить над ним обряд прощания?
– Нет. Тела просто не существует.
– Дезинтегрирована? В таком случае я уверен, что она не мучилась. Прощайте, капитан Нер Вельвейдер. Я бы не хотел с вами ещё раз встретиться. Прощайте и будьте прокляты!
Индикаторы сообщили, что с борта корабля вельдян стартовал спасительный борт.
«Да уж. Она не мучилась!» – подумал Нер. Как бы поскорее забыть всё это?
Внезапно по громкой связи раздался голос:
– Командир, это Перк. Тот самый стратэй, которого вы изгнали. Я понимаю и принимаю наказание, которое вы наложили на меня, но я хочу объясниться.
– Я слушаю.
Сейт взглядом спросил, не выключить ли громкую связь. Нер отрицательно покачал головой: всё, что он делает, прозрачно, и за каждое своё деяние он готов отвечать.
– Я не хотел причинять ей вреда. Я лишь коснулся её руки, предлагая проводить вельдянку к своим. Но она вздрогнула и закричала, чтобы я убрал свои лапы, что я животное. Я и не выдержал. Ненависть к этим мелким созданиям у меня с самого детства… Командир, вельды убили моего отца и захватили в плен мою мать. Я родился в зоопарке. Приятно иметь говорящую зверушку, не правда ли? Вельды, по крайней мере, так и думали. Мать вскоре умерла, а я вырос в клетке. Это продолжалось до тех пор, пока Лига не приняла закон, запрещающий держать в неволе мыслящих существ. А для этой малолетней сучки я так и остался зверем…. Меня тогда выпустили из клетки и отпустили с Вельды, но я не умел делать ничего полезного, потому был обречён на гибель. Спасибо лейтенанту Харрасу и вам. С вами я прожил десять лучших лет жизни. Спасибо тому, кто добавил метана в мой скафандр – перед смертью глотнуть глоток почти родного воздуха. А теперь прощайте. Я сейчас открою воздушные клапаны. Не хочу болтаться где-то и ждать смерти. Лучше сразу.
– Не сметь!!! Ты имел полное право так поступить. Мне жаль, что я поспешно принял решение! – закричал Нер, и обратился уже к Сейту. – Где он?
– Четыре часа лёта.
– Ему хватит воздуха?
– Нет. Воздух закончится через два часа. Ещё час стратэй может продержаться, вообще не дыша.
– Командир, это снова Перк. Не надо возвращаться, я всё равно не смогу жить с этим грузом. Ведь «Мы не убиваем!», не так ли? Простите меня и прощайте.
– И ты меня… тоже… прости и прощай.
Связь отключилась. Некоторое время все молчали, подавленные услышанным. Но жизнь продолжалась, и каждый вернулся к тому, чем был занят, пока не услышал историю Перка. Она была страшной, но здесь не было никого, кто вырос бы в оранжерейных условиях. У каждого была своя страшная сказка. Если их рассказывать, то кто будет работать? На этом корабле жили настоящим, а за Перка за ужином будет поднят бокал чего-нибудь погорячее.
Нер заставил себя вернуться к насущным проблемам:
– Сейт, кто-нибудь нам заказывал вельдянский корабль?
– Трое. Из ближайших – Жирный Рэт.
– Свяжись с ним, договорись о встрече. Предложи заодно наш груз.
Связались со скупщиком краденого на удивление легко. Неру впору было бы озаботиться этой подозрительной лёгкостью, но какая-то тяжесть давила его, не давая думать. Между тем Жирный Рэт прилетел очень быстро и согласился на запрашиваемую цену, не торгуясь, что вообще ему было несвойственно. Надо было насторожиться, но чутьё пирата отказало Неру на этот раз.
Итак, Жирный Рэт прибыл и вошёл на борт корабля пиратов. Сопровождающие его разошлись по обоим кораблям, пиратскому и их добыче. Рэт осматривал то, что вскоре должно было стать его собственностью, и восхищённо цокал языком. Его жирная туша радостно колыхалась. Внезапно Нер почувствовал укол в шею. Вслед за этим онемели руки и ноги. Жирный Рэт подошёл к упавшему Неру и, согнувшись, что далось ему невероятно сложно, сказал:
– Прости, Нер. Ничего личного. Лига предложила мне за твою голову прощение всех прошлых и будущих грехов... Я – всего-навсего спекулянт, а не разбойник. Да! И оба твоих корабля в придачу. Согласен, ты этого стоишь. И потом, своя жопа всегда будет ближе и роднее, чем жопа самого лучшего друга. Ведь так?
Это было последнее, что услышал Нер. А последней картинкой была та, на которой на его корабль вошли солдаты в форме и с эмблемами Лиги. И он отключился.
Продолжение следует
©ФельдЕбель Мудэ
Комментарии(1)
starstarstarstarstar
Cредняя оценка 5
Оценило: 1 человек
Прочитало: 16 человек,30 раз

Твитнуть
→ Дневник kre4
→ Все дневники
  Меню     Главная  
Версия: html / touch(beta)
7ba.Ru
[0.0021]